Россия обманула всех в Сочи

Авторитетное американское издание The New York Times опубликовало сенсационное расследование – в нем рассказывается о применении допинга российскими спортсменами во время Олимпиады-2014 в Сочи.

Об этом говорится публично. И об этом говорится впервые.
Материал основан на сведениях, которые предоставил бывший глава антидопинговой лаборатории Москвы Григорий Родченков, который был заметной фигурой в Сочи.

По словам Родченкова, в «допинговую программу» перед Сочи было включено несколько десятков спортсменов – 15 из них взяли на Играх медали.

Указываются фамилии лыжника Александра Легкова (на фото сверху, золото и серебро), бобслеиста Александра Зубкова (два золота) и скелетониста Александра Третьякова (золото).

Также допинг использовала женская сборная по хоккею, которая в Сочи осталась без медалей.

Кто такой Григорий Родченков?

Мастер спорта по легкой атлетике, доктор химических наук, экс-глава ФГУП «Российский антидопинговый центр» (московская лаборатория).
Рулил лабораторией почти 10 лет – с 2006 года (до этого – полгода в статусе и.о).
После Сочи-2014 был награжден Орденом Дружбы от президента России Владимира Путина.

Григорий Родченков (справа) в компании министра спорта Виталия Мутко (слева), зампредседателя правителства Дмитрия Козака (в центре) и замминистра спорта Юрия Нагорных (на заднем плане)

В ноябре после большого скандала с легкой атлетикой подал в отставку (отдал приказ уничтожить 1417 допинг-проб российских атлетов), был исключен из состава медкомиссии Международной федерации лыжных видов, а затем уехал в США.

Сам Родченков впоследствии сообщил, что его вынудили уйти в отставку и, опасаясь за собственную безопасность, он покинул страну. Помог ему эмигрировать американский режиссер Брайан Фогель.

Зимой Родченков, поговаривают, был взят на работу в лабораторию Лос-Анджелеса.

***

Интересная деталь: 3 года назад родная сестра Родченкова Марина (бывшая легкоатлетка, чемпионка мира в шоссейном беге) была осуждена на полтора года за попытку незаконной продажи анаболических стероидов (тестостерона, оксандролона и метандиенона). Чуть позже реальное наказание по статье «Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта» заменили на условное, но факт нарушения закона был доказан – сестра одного из главных на тот момент специалистов по борьбе с запрещенными препаратами в России занималась распространением допинга.

В чем суть?

Ссылаясь на Родченкова, NY Times сообщает, что к Играм была разработана смесь анаболических стероидов (метенолон, тренболон и оксандрлон), которые употреблялись спортсменами вместе с алкоголем.

Называются даже конкретные напитки: для мужчин это виски Чивас, для женщин – Мартини Вермут. Спиртные напитки работали в качестве абсорбента – чтобы допинг всасывался в кровь быстрее, а окно обнаружения уменьшалось.

По оценкам Родченкова, также было заменено не менее сотни «паленых» анализов – образцы мочи в Сочи заменяли на чистые, сданные ранее.

Уточнение как из детективов: ночью, под освещение одной лампочки, через небольшую дырку в стене лаборатории.

«Люди сходили с ума, отмечая победы, а мы в это время меняли мочу. Мы были опытны и подготовлены, как никогда ранее. Все работало как швейцарские часы», – вспоминал Родченков.

Он также предоставил изданию список спортсменов, включенных в допинговую программу. По словам Родченкова, за полгода до начала Игр в Сочи он начал еженедельно встречаться с замминистром спорта России Юрием Нагорных по вопросам «допинговой программы».

Министр спорта России Виталий Мутко назвал публикацию «частью атаки на российский спорт».

Впрочем, не все так думают после участившихся допинг-скандалов.

Легкоатлет Сергей Литвинов-младший выразил мнение едва ли не здравого большинства:

Главные цитаты текста NY Times

<...> Родченков рассказал, что Министерство спорта активно направляло допинговую работу. В течение 6 месяцев до начала Игр он не реже раза в неделю встречался с заместителем Мутко Юрием Нагорных на втором этаже офиса штаб-квартиры в Москве <...>.

***

<...> Признаваясь в большем, чем следователи WADA его обвиняли, Родченков сообщил, что были уничтожены не сотни, а несколько тысяч образцов мочи в отчаянной попытке скрыть размах применения допинга в стране <...>.

***

<...> По словам Родченкова, после нескольких лет проб и ошибок он разработал коктейль из трех анаболических стероидов – метенолона, тренболона и оксандрлона, который многие ведущие российские атлеты использовали при подготовке к Олимпийским играм в Лондоне и во время Игр в Сочи. Препарат помогал атлетам быстро восстанавливаться в режиме изнурительных тренировок, позволяя им соревноваться на пике формы на протяжении нескольких дней подряд. Чтобы ускорить усвоение стероидов и сократить окно их обнаружения, он растворял препараты в алкоголе – виски Chivas для мужчин и мартини для женщин.

Формула Родченкова была в точности такова: один миллиграмм смеси стероидов смешивался с одним миллилитром алкоголя. Спортсмены были проинструктированы, что нужно подержать жидкость во рту под языком для лучшего усвоения препаратов <...>.

***

<...> Как именно это было проделано, все еще остается загадкой. Родченков утверждает, что в какой-то момент, за несколько недель до начала Игр, человек, по его мнению являвшийся агентом ФСБ, представил ему предварительно запечатанный контейнер с уникальным номером на колпачке, который был незаметно вскрыт.

– Когда я впервые увидел, что контейнер вскрыт, то не поверил своим глазам, – сказал Родченков. – Я действительно считал это невозможным <...>.

***

<...> Родченков рассказал, что каждую ночь представитель Минспорта посылал ему список спортсменов, чьи образцы нужно подменить. Чтобы определить принадлежность анонимных проб, снабженных семизначными кодами, спортсмены делали фото своих протоколов допинг-контроля, включая код, и отсылали их в министерство, раскрывая запрещенную информацию о том, кому принадлежала проба мочи.

После получения сигнала, что «моча готова», Родченков менял лабораторный халат на свитер сборной России и покидал свой офис на четвертом этаже, как правило, после полуночи. Он проверял, свободен ли путь, и направлялся в комнату №124 на территории официального хранилища, которую он и его команда превратили в теневую лабораторию. Там, по его словам, в комнате с одним задрапированным черной тканью окном, производилась подмена.

Его коллега, находящийся в соседней комнате для сбора образцов, находил нужные контейнеры и передавал их через круглое отверстие, проделанное в стене близко к полу. По словам Родченкова, в дневное время отверстие было скрыто небольшим деревянным шкафом <...>.


  (0)   Комментарии